21:00 

"Поверь в любовь", продолжение

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
начало здесь:
www.diary.ru/~sabve/p169410562.htm?from=last#57...
Глава 5.
Не верь мне.

Ты плачешь, ступая в двери во тьме.
Мальчик, не вздумай верить мне.
(Лора Провансаль, "Шоколад")

читать дальше

@темы: Барти Крауч-младший, ГП, графомания

URL
Комментарии
2011-11-18 в 21:01 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 6.
Черная метка.

Устав от бесцельных драм,
Скучая бесцветным днем,
Я был так наивно прям,
Надумав играть с огнем.
(Канцлер Ги, "Тем, кто сводит с ума").

В гостиной было полутемно. Мои верные слуги один за другим прибывали в комнату и занимали свои места за столом. Когда все собрались, я сказал:
- Сегодня еще один человек присоединится к Внутреннему Кругу и станет на службу Темному Ордену. Еще один человек навеки свяжет свою судьбу с нашими.
Все молчали. Да, принятие новым Пожирателем метки было довольно торжественной и в то же время мрачной церемонией. Я и сам в такие минуты всегда чувствовал, какие эмоции волнуют душу новичка, как гордость смешивается со страхом, как человек впервые осознает, что отрекается от прежней жизни, понимает, что к былому возврата уже не будет. И это было удовольствие - такое же, как от глотка хорошего, редкого вина, как от победы в бою.
- Подойди, Крауч, - велел я.
Парень приблизился ко мне и посмотрел на меня, как тогда, пару дней назад, в кабинете - с восхищением и какой-то непонятной грустью.
- Я готов, милорд. Я клянусь, что буду верно служить вам. - и тихо-тихо, еле слышно: - на все ради вас пойду, жизнь свою погублю, что захотите, сделаю...
- Протяни мне левую руку.
Он протянул мне руку и завернул рукав мантии. И я увидел, что на запястьи у мальчишки розоватой линией выделялся тонкий шрам.
- Где это тебя так? - не удержался я от вопроса.
- Отец привязал к дереву в саду маггловской колючей проволокой. За то, что я из дому убегал.
- Сколько ж тебе лет тогда было?
- Двенадцать, милорд.
- Представляю, как тебе было больно... сейчас тоже будет несладко, но потерпи.
- Ничего-ничего, милорд. Мне не страшно.
Я взял его за руку, прикоснулся волшебной палочкой к предплечью и прошептал заклинание. Крауч вздрогнул и чуть слышно застонал, когда на коже проявился Смертный Знак - череп с выползающей изо рта змеей.
- Как только метка почернеет и начнет жечь - ты должен будешь немедленно явиться ко мне.
- Да, повелитель.
И он вернулся на свое место.
Вот и всё, мальчик. Ты так легко распрощался со старой жизнью, так легко принял клятву верности мне... Разве не понимаешь, что ты делаешь? Ты же играешь с огнем, разве ты не боишься?..
Мне хотелось что-то сказать ему, но я сам не понимал, что именно, и привычно отбросил эту мысль на задворки сознания, как недостойную внимания глупость, и принялся, как обычно, давать распоряжения по поводу предстоящих рейдов. Допоздна я вместе с самыми талантливыми Пожирателями планировал вылазки против аврората, министерства и Ордена Феникса, нападения на магглов и грязнокровок. Ледяное спокойствие возвращалось ко мне, я хладнокровно прикидывал, кто где принесет больше всего пользы. Вот это и есть настоящая жизнь. Ежедневная борьба за влияние, за власть. Утверждение своего превосходства над миром. И к троллям сантименты.
Все шло своим ходом. Единственным небудничным моментом были, как всегда, "шедевры" Долохова - я не удержался, чтобы не прочитать его свиток при всем коллективе.
- Ну чем тебе объяснять, что отчеты не пишутся после принятия на грудь фирменного коктейля "Дикая коза" от товарища Аберфорта? Тебя что, Круциатусом пощекотать? "Ситуация в министерстве и упадочная, и не упадочная"... это, по-твоему, хороший результат шпионажа?
- Повелитель, я писал то, что понял из объяснений Руквуда. Я не виноват, что пришлось сунуть его под Империо, чтобы добыть хоть какие-то сведения.
- С каких это пор Империо выполняется с помощью заклятия "попробуй, какой хороший напиточек мне с родины доставили"? Именно так было черным по зеленому написано в твоем пергаменте. Долохов, ты меня доведешь когда-нибудь. А вот это: "аврорат с оружием в руках проявляет желание жить мирно"...
- Милорд, но вы же сами признаете, что мои отчеты вас развлекают.
- Да-да, особенно заключительная фраза: "писал этот рапорт ночью - весь день". Я понимаю, что у тебя на родине понятия о том, что такое ночь, а что такое день, весьма размыты. Но здесь тебе не там, серьезно надо относиться к работе! А ты...
- Он как шут при короле, - ехидно ухмыльнулся Снейп.
- Северус, заткнись. Должность поставщика яда занимает Нагини, если ты еще не заметил. И шипеть у нее тоже получается лучше.
Но рано или поздно все заканчивается. Когда собрание подходило к концу, я вновь подумал, что меня ждет еще одна бессонная ночь, смятение чувств и глупые мечты - ведь почему-то все эти несколько дней я жалел, что то объятие осталось только объятием. Мне отчаянно хотелось чего-то большего, и в то же время я чувствовал, что если пойду на поводу у своих желаний, что-то во мне необратимо изменится. Или - уже изменилось? Да, жаль, что даже я не могу применить Обливиэйт сам к себе...
И я позвал Алекто Керроу:
- Алекто, останься сегодня на ночь со мной.
Она опустилась на колени передо мной и поцеловала край моей мантии.
- Это великая честь для меня, повелитель.
Я жестом велел ей подняться, притянул ее к себе и при всех обнял ее и поцеловал. Пожиратели зашептались. И - не показалось ли это мне? - в шорохе не очень пристойных шуточек я различил сдавленное шипение Барти: "шлюха... шлюха... ненавижу!".
А это нечто новенькое. Неужели он влюблен в Алекто? В эту жирную корову с умом, как у пикси? И старше его на три года? Хотя да, насчет "шлюхи" он прав, из всех моих подчиненных с Алекто не спали только Долохов и Розье - потому что их не интересовали женщины.
Алекто взяла меня под руку, и мы пошли в мою спальню. Там я достал из шкафчика бутылку огневиски и бокалы.
- Будешь?
- Не откажусь.
Мы ухлопали бутылку огневиски, потом еще бутылку шампанского. "Хорош же я, что называется. Что дальше - вместе с Долоховым ходить в "Кабанью голову"? А впрочем, к дементорам размышления. Достало всё".
Дальнейшее помнится как в тумане, но кажется, Алекто была хороша в постели. Наутро я проснулся с жуткой головной болью, во рту будто докси ночевали, а плечи чесались от царапин, оставленных острыми коготками любовницы.
Сама дама мирно дремала рядом. Глянув на нее, я клятвенно пообещал себе никогда больше не разрешать женщине оставаться со мной до утра. Ненакрашенная и растрепанная Алекто Керроу - не самое лучшее впечатление для начала нового дня. Лучше уж боггарта повстречать.
Я поплелся в подземелье, в лабораторию к Снейпу, за противопохмельным зельем. Северус был спокоен, как каменная стена, и трезв как сволочь. Каковой, впрочем, он и являлся.
- А смешивать компоненты вам было явно излишне, повелитель. Что Долохову хорошо, то всем остальным смерть.
- Поговори ты у меня еще тут. Зааважу ко всем чертям.
- Да пожалуйста, милорд. Только тогда лечиться от птичьей болезни будете сами.
Хлебая противное пойло, я думал, что и жизнь моя постепенно превращается в вот такую адскую бормотуху. Ну какого Салазара мне надо было надираться, как самый последний маггл? Какого Салазара тащить в койку женщину, которая мне не просто не очень нравится, а вообще противна до последней степени? (Нет, конечно, как Пожиратель Смерти Алекто - ценный кадр, но отношения с ней - как раз тот случай, когда секс лучше не смешивать с работой...).
Почему-то не радовали даже перспективы новых рейдов и экспедиций. Предположим, поставлю я на колени Орден Феникса, и Министерство Магии, и всю общественность, как магическую, так и маггловскую. А дальше что? Все те же бордели, случайные любовницы, все то же огневиски... только наслаждаться ими я буду в качестве повелителя мира. Хотя какая, к дементорам, разница?.. Если я Темный Лорд, это еще не значит, что мне не может быть грустно, что сердце у меня не может болеть и ныть неизвестно почему.

URL
2011-11-18 в 21:02 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 7.
Демоны ищут тепла и участья.

Ты за каждым углом, в крыльях бабочек, в кронах деревьев,
И дело тут вовсе не в знаках, заклятиях, зельях.
Демоны ищут тепла и участья,
Предаюсь огню, разрываюсь на части,
Оставляя ожоги и ноющие порезы.
Все равно ты ранишь сильней, чем стекло и железо.
(Флёр, "Легион")

(Прошло две недели)...

- Ты думаешь, раз ты переспала пару раз с Повелителем, так о работе можно и забыть?!
- Твое какое дело, молокосос паршивый?!
Разговор велся не просто на повышенных тонах... еще в коридоре я услышал истошный визг Алекто Керроу и командные покрикивания, обычно не свойственные Краучу. Интересно, из-за чего разборочка? И вот я, как самый обыкновенный любопытный второкурсник, подслушивал под дверью.
- А такое мое дело, Алекто! Это что? Что это, ты мне скажи?
- Ты что, ослеп? Отчет о рейде!
- На розовом пергаменте? Изрисованный цветочками? Алекто, я мотаюсь по делам организации не меньше, чем ты, а штабную работу никто не отменял. В прошлый раз я под дождем промок до нитки, в позапрошлый раз министерские шавки вдобавок к аврорам натравили на нас дементоров, мы с Люциусом еле разогнали этих тварей. От вас с Амикусом толку ноль, так мне ж еще после рейдов сиди вашу дрянь разбирай.
- Ай, как мы заважничали! А Круциатусом не хотим?
- Я тебе сейчас как дам Круциатус, дура!
- Все равно ты умеешь трансфигурировать наши свитки в нормальные доклады.
- А твои бумажки я не буду переделывать принципиально! Усажу за стол, и будешь переписывать всё, как самая обычная паршивая маггла!
- Не буду!
- Будешь!
- Вали ты к драконам на рога, малолетка, чтоб тебя соплохвост искусал! Чтоб тебя гиппогриф лягнул!

Неужели мои подозрения правдивы? Неужели он любит Алекто и ревнует ее ко мне? Глупый мальчишка, неужели он не может найти себе кого-то получше?
Я представил себе, как Барти и Алекто целуются, и мне стало не по себе. Как будто я вновь стал маленьким ребенком, и у меня отобрали любимую игрушку.
Похожее ощущение я испытал, когда профессор Дамблдор пришел, чтобы забрать меня из приюта и, решив, что я ворую вещи у других детей (представляю, что нарассказывала ему обо мне миссис Коул), поджег шкаф с моими скудными пожитками. А потом заставил достать шкатулку, где я хранил самые дорогие для меня вещи, памятки о первых успехах, первых проявлениях магической силы, и принялся читать мораль, каким я должен быть и как должен себя вести. Тогда я чувствовал себя униженным, отверженным. Понимал, что меня не принимают, отталкивают, что ко мне относятся с какой-то брезгливостью, как к насекомому. Нечто похожее зарождалось внутри меня и сейчас, хотя я понимал, что мое предположение - только предположение, не больше. Но Салазар побери, обидно...
А мои подчиненные продолжали ругаться.
- К дракону на рога?! Только после тебя, подстилка!
- Как ты сказал?
- Подстилка, вот ты кто! Ненавижу!
- За то, что тебе не досталась? Обломись, Крауч! Не для тебя цвела, не под тобой завяну!
- Не очень-то и хотелось! А подбор слов у тебя, как у сквибки. Даже не верится, что ты чистокровная!
Брязг! - похоже, Алекто уже перешла от слов к битью посуды. Я открыл дверь и вошел в кабинет.
- Агваменти!
Из моей палочки вырвалась мощная струя воды и брызнула в разгоряченных ссорой Пожирателей. Они замолчали и принялись отряхиваться, как мокрые котята.
- Простите, милорд, я немного сорвался, - наконец произнес Крауч.
- Из-за чего?
- Да так...
- Алекто, брысь отсюда, - велел я и, когда она ушла, продолжил: - Я же тебе говорил, воспринимай все спокойно.
Он молчал и смотрел на меня наивно-виноватыми глазами. По его лицу еще текли капельки воды, и мне вдруг захотелось приблизиться и медленно-медленно слизать эти капельки с его лба, щеки, губ... Фантазия была настолько яркой и волнующей, что у меня закружилась голова. Нет, только не это. Я что, ненормальный, чтобы вот так мечтать о парне?..
- Почему молчишь?
- Не знаю... кстати, повелитель, Алекто немного обнаглела. Знаете, чем она в меня швырнула? Вашей любимой чашкой. Той, зелененькой, со змейкой. Сейчас я ее соберу... Репаро... вот...
- Высушись, что стоишь, как мокрая курица.
- Сейчас, повелитель.
Я устроился в своем любимом кресле и уже приготовился читать новые бумаги, как вдруг почувствовал резкую головную боль - как будто кто-то вбил мне в висок раскаленный металлический стержень и принялся вращать эту железяку. Очередной приступ. Закономерное последствие создания крестражей. Эта боль приходила раз в несколько месяцев с того самого дня, как я совершил первое в своей жизни убийство. И никакие зелья, никакие заклятия не могли ее устранить. Приходилось только пережидать. Почти машинально я сжал пальцами виски.
- Милорд, вам нехорошо? Налить зелья?
- Отстань. Здесь зелье не поможет. Это бывает. Пройдет.
Еще только не хватало показывать слабость при мальчишке.
- Не прогоняйте меня. Я знаю один хороший способ, из китайской лечебной магии. Есть несколько точек, прикоснувшись к которым, можно устранить боль.
Барти подошел ко мне, осторожно провел пальцами по вискам, по лбу... Я закрыл глаза. Боль, конечно же, не проходила - последствия создания крестража не лечатся никакой медициной - но тем не менее легкие, нежные прикосновения были мне приятны. Как будто летом я гулял под дождем.
- Откуда ты этому научился?
- Когда я был в школе, одно время я хотел стать целителем, милорд. Мне нравилось зельеварение. И еще я хотел знать, как можно лечить последствия боевых заклятий. Но отец был против, ему хотелось, чтоб я работал в министерстве, под его руководством. И сказал, что не даст мне ни гроша, если я пойду в колдомедики. Я как представил, что и в министерстве он будет шпынять меня... Дальше вы знаете. А книжку о китайской медицине я как-то отдолжил у одной девчонки из Рейвенкло, у нее мама китаянка...
- Расскажи мне что-нибудь еще.
- Что именно, милорд? Вряд ли я знаю о магии больше, чем вы.
- Глупый мальчишка, мне что, до магии сейчас? Расскажи про то, как ты играл в квиддич, или как ты нарывался на отработки у профессоров, что угодно.
Тихий шепот успокаивал. Голова еще ныла и раскалывалась, но по крайней мере, меня не одолевала обычно сопутствующая приступам гнетущая тоска, от которой временами можно было сойти с ума.
Ладно, Годрик побери, будем считать, что мальчишка мне друг. Нет, скорее, родственник. Пусть не по крови, но по душевным качествам - возможно.
Вот смешно-то - Темный Лорд, пытающийся успокоить собственную совесть. Дамблдор в обморок упал бы от одной мысли о таком.
А впрочем, к дементорам и Дамблдора, и совесть, и самомнение... пусть все будет, как есть.
- Спать хочу. Будет кто меня искать - никому не разрешай сюда заходить.
- Хорошо, повелитель.
И, уже устроившись на диване, я пробормотал:
- Укрой меня одеялом, Барти. Пожалуйста...
Сквозь сон промелькнула мысль: "и когда это я в последний раз говорил "пожалуйста"?.. добрый я однако, когда болею...".

URL
2011-11-18 в 21:03 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 8.
Борьба с собой.

Предупреждение: может быть, далее рейтинг повысится до R.


Не хочу летать в облаках,
Всё смешалось от этих экскурсий.
Мне нужны кирпичи на ногах,
А не мыльный пузырь иллюзий.

Я хочу быть стеной
В черством мире, где все понятно.
Что ты сделал со мной?!
Верни всё обратно!
(Флёр, "Укол").

- Круцио! Круцио! Авада Кедавра!
Непростительные заклятия так и летели в разные стороны. Очередное нападение на магглов шло своим путем. И это приносило удовольствие. Я распоряжался чужими жизнями, как хотел. И это вызывало у других восхищение и страх.
- Морсмордре!
В небе взвилась Черная Метка.
- Опять вы здесь?
Таак, отряд авроров. Ребята, вот почему вы являетесь в самый последний момент, когда ваши драгоценные магглы уже ни в чем не нуждаются?
- Петрификус Тоталус! Ступефай!
Я оглушал мракоборцев одного за другим, не давая им осознать, что происходит.
- Может быть, убить их, милорд? - спросил Люциус Малфой.
- Нет, у меня сегодня другие планы.
Я взглянул на лежащие тела оглушенных авроров. Вот, то что надо. Совсем еще мальчишка, наверное, только-только после боевой подготовки. И симпатичный, надо сказать. Я подхватил аврора за шкирку, дал знак Пожирателям аппарировать домой, а потом сам прошептал: "подземелье, аппарейт".
Сейчас развлечемся... Я направил волшебную палочку на аврора:
- Энервейт!
Парень зашевелился.
- Хочешь убить меня? - прохрипел он. - Убивай, сволочь! Я своих не выдам.
- А мне и не надо, чтобы ты кого-то выдавал.
Заклятием я сдернул с парня одежду, а затем повалил его на холодный, жесткий пол и изнасиловал. Но стоны жертвы не вызывали у меня удовольствия - а только ощущение, будто происходит что-то не то, что так не должно быть. Мне был противен и этот чертов мракоборец, и я сам.
- Авада Кедавра!
Аврор дернулся и затих. Я трансфигурировал тело в кость и вышел из подземелья, наспех поправив мантию и даже не применив к себе очищающие чары. Какого дементора я все это сделал?! Не то чтобы мне было жалко человека, с которым я так жестоко поступил. Нет, я не раскаивался. Просто на душе было как-то пусто и неуютно.

Отчего-то вспомнилось путешествие по Албании и то, как я гостил у одного черного мага. Маг был личностью, скажем так, со странностями, и одной из таких странностей было то, что он содержал целый гарем из молоденьких мальчиков. Такую же "шлюшку" он предложил на ночь и мне, как гостю. Подражающие женщинам, манерные уродцы не вызывали у меня ничего, кроме отвращения. Но отказываться от "подарка" было неприлично, и я просто заставил себя овладеть парнем, которого мне привели.
Чувствовать под собой чересчур податливое, как резина, чересчур влажное, натертое что изнутри, что снаружи каким-то жирным кремом тело было настолько гадко, что весь следующий день я не мог есть, и только хлебал ободряющий настой и чай.

От мыслей об албанских "любовных" приключениях меня еще более передернуло. "Ну и какого эльфа мохнатого ты вообразил, что тебя тянет на мальчиков?" - сказал я себе. - "Меньше надо дурью маяться, вот и все дела. А не летать в облаках, как сопливая маггла".
Ага. Пока я размышлял, что мне делать со своей общественной и личной жизнью, ноги отнесли меня понятно куда. Во все тот же родной кабинет.
- О, здравствуйте, милорд, - сказал Барти. - А я вот только что с вылазки. Мы их сделали! Пленных, правда, не взяли, Беллатрикс опять переавадила всех к мантикрабовой мамаше, прежде чем мы с Рудольфусом успели хоть что-то ей сказать.
Он сидел на диване в изодранной в клочья и окровавленной мантии. Я уловил исходящий от него запах крови, пыли и огневиски, смешивающийся с парфюмом Беллы, и это меня почему-то немного разозлило.
- Похоже, после рейда ты неплохо развлекся?
- Ну да, милорд, мы все пошли в "Кабанью Голову", выпили немного, потом Руди куда-то смылся, пока жена не видела, тихонько сказал мне, если Белла будет интересоваться куда, говорить что вы вызвали.
- Вот паршивец, я ему дам "вызывали"... А Белла?
- Да ей было все равно, где супруг и что с ним. Потащила меня в какой-то чулан, ну мы и... того, вы поняли, повелитель. Потом вернулись, выпили еще чуть-чуть, Долохов мне еще с собой дал бутылку.
- Отчеты где? - рявкнул я. Когда я представил себе, что происходило в чулане, настроение у меня еще более испортилось, захотелось придраться к Барти хоть за что-нибудь.
- Так ведь не все наши еще с заданий вернулись, милорд. К полудню всё будет, вечером я разберу и отдам вам. Алекто с ее розочками на пергаментах достала уже, я ей когда-нибудь скажу и покажу.
- На себя посмотри, прежде чем к Алекто докапываться! По тебе видно, как ты успешное завершение задания отмечал.
- Осмелюсь сказать, милорд, вы тоже неплохо праздновали победу. Кто же он, этот счастливец, с кем вы соблаговолили развлечься?
- Как ты смеешь так разговаривать со своим повелителем! Круцио!
От Круциатуса Барти увернулся не хуже, чем Малфой. Да, видна выучка.
- Не сердитесь, повелитель, пожалуйста. Я не хотел вас обидеть.
Однако в его взгляде сверкали какие-то злобные искорки.
- Ладно, проехали. У тебя есть что-нибудь выпить?
- Только водка, милорд.
- Наливай.
Мы выпили, закурили... Я смотрел на мальчишку, как сквозь туман, и думал: да ведь что-то во мне изменилось с того дня, как он появился в Логове. Не сказал бы, что эти изменения в моей жизни были неприятны, скорее наоборот. Но в зарождающемся между нами понимании было что-то светлое и иллюзорное, а я не мог позволить себе этой слабости. Я же Темный Лорд, я должен быть сильным, а значит, и жестоким. И я пил стакан за стаканом, и погружался в какое-то странное, жуткое молчание. Оцепенение.
- Милорд, вам, похоже, уже хватит.
- Барти, иди лесом, отстань. Я спать хочу.
- Укрыть мою деточку одеялком? - ехидно спросил Барти. Он тоже был пьян в лохмотья.
- Не уважаешь повелителя! Клу... Кру... Абра Кеда... - волшебная палочка выпала у меня из руки и покатилась под стол. Надо же, напиться так, чтоб и непрощенкой швыряться не получалось. - Короче, я черный маг, и мне позволено пить по-черному!
- Милорд, в таком состоянии вы и таракана не заавадите. Давайте я вас в свою комнату отведу. А то не дай Мерлин припрутся с утра Кребб с Гойлом, начнут двери ломать... и увидят вас в состоянии, соизвольте заметить, непотребном.
- Зааважу всех к троллям соплохвостовским! Кто в Логове хозяин?!
- Про Аваду я вам уже сказал, милорд, - парень говорил довольно связно как для хорошо отпраздновавшего, но чувство страха у него напрочь утонуло в алкоголе. - Давайте сейчас я нас обоих почищу чарами, и спать.
Он применил к себе и ко мне очищающие чары, я еле вылез из-за стола (слава Мерлину, хоть не из-под стола!) и позволил Барти потащить меня к себе.
- Не уходи. Останься со мной. Просто побудь рядом, - сказал я, поняв, что он собирается оставить меня в спальне и уйти ночевать в кабинет на диван.
- Как скажете, милорд.
Барти устроился рядом со мной, обнял меня, погладил по голове.
- Ты что, совсем-совсем меня не боишься? - спросил я, прижимаясь к нему.
- Совсем-совсем. Наверное, я с ума схожу.
- Точно, у тебя немного едет крыша. Но мне это нравится, - пробормотал я и заснул, так сладко, как не засыпал уже давным-давно...
Да, еще неизвестно, кто из нас двоих сейчас больше тронулся умом!..

URL
2011-11-18 в 21:04 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 9.
Зачем мы встретились?

АНОНС: чем дальше в лес, тем сильнее любовь... В следующей главе Лорд все-таки пойдет признаваться в своем смятении чувств!! =)

Отдав многоцветье тем
Осеннему блеску глаз,
Я думал о том, зачем,
Зачем бог придумал Вас...
(Канцлер Ги, "Тем, кто сводит с ума").

Когда я проснулся, до меня с трудом дошло, где я лежу и что было накануне. Годрик побери, неужели я так сдал за последнее время?! Допустим, я и прежде напивался до отвала башки, но вроде бы никогда не нарушал приличий. Нет, раз я валяюсь в гордом одиночестве, пусть даже на чужой кровати, значит, ничего не было. И слава Мерлину, что не было, иначе как же мне стало бы тогда стыдно.
Вставать и что-то делать не хотелось, так же как и вспоминать вчерашнее. Я устроился поудобнее и стал разглядывать комнату.
Сказать, что в жилище Барти царил полнейший беспорядок, значило бы приукрасить действительность. Возникало впечатление, что здесь регулярно проводили обыски министерские шавки, настолько всё было перевернуто вверх дном, разбросано, завалено мотлохом. И, несмотря на то, что еще и года не прошло как мальчишка поселился в кабинете и наколдовал себе эту комнатку, казалось, что в помещении никто не делал уборку столетий пять. Выручай-Комната в виде склада для хранения ненужных или запретных вещей по сравнению с жильем моего верного слуги выглядела бы стерильно чистым кабинетом маггловского врача.
Журналы по квиддичу, книги, тетради, пергаменты, какая-то не поддающаяся определению дребедень - всё это валялось вперемешку на столике, на полках, на полу. Стены были обклеены плакатами с изображениями игроков "Осмингтонских Ос". На табуретке стояла чашка и пепельница. На люстре болталась серебристая рубашка и зеленый галстук. В углах тоже громоздились какие-то предметы.
Как подросток. Живет, как подросток, впервые вырвавшийся из-под контроля родителей. Хотя впрочем, так оно и есть.
Мое спокойствие нарушили голоса за дверью. Пожиратели приносили рапорты. Начиналось обычное трудовое утро боевых магов...

- Кребб, Гойл, ребята, заходим по одному, вдвоем вас здесь слишком много. Отчеты на стол. Какое опохмелиться? Я вам что, скорая колдомедицинская помощь?
- Крауч, не будь зверем.
- Я зверь?! А вы кто тогда? В каком виде вы мне отчеты приносите? В следующий раз я на такое даже магию применять не буду.

- Где Повелитель?
- Руди, я не знаю! С чего ты решил, что я должен знать. Кстати, тебе от него привет, сказал, что если ты в следующий раз будешь свои похождения афишировать как его задания, то получишь.
- Чем?
- Не знаю. Давай пергамент.

- Рабастан, рад тебя видеть! У тебя что?
- Барти, только не ругайся. Намудрил.
- Ну как же я буду тебя ругать, мы ж с тобой друзья... Показывай.
- Вот.
- Таак... "мы зашли в бездомный дом"... "шел дождь и два маггла"... "работали мы очень хорошо, после рейда у нас были руки по пояс в крови". Шедевр, я тебе скажу! Ты не думал пойти в редакцию "Придиры", поработать у Лавгудов репортером?
- Дружбан, не язви, ради Мерлина...
- Ладно, сделаю я все за тебя. С тебя огневиски. И билет на квиддич на игру "Осмингтонских Ос" с "Гарпиями из Голлигеда".
- Ты меня спас!

- Алекто! Звезда погорелого театра! Что у тебя сегодня?
- Розочек нет, так что не злорадствуй.
- Еще лучше, фиалки... Дорогая моя, я предупреждал. Акцио перо, акцио пергамент... Империо. Садись за стол и перепиши всё как надо. И кстати, если ты считаешь, что в маггловских нарядах ты выглядишь соблазнительнее, чем в мантиях, то я должен тебя разочаровать. Не умеешь носить - так не берись.
- А?
- Бе. Вот эта кружевная штучка, которую ты одела поверх блузки с декольте, называется лифчик. Лифчик, моя цыпа, магглы носят под кофточками, а не сверху. Это вроде как корсета у наших женщин.
- С каких это пор ты стал разбираться в моде и в женщинах?
- А ты думаешь, я что-то вроде устройства для хождения на рейды и разбирания всей этой ерунды, которую пишут некоторые личности? Я нормальный человек, и у меня тоже могут возникать кой-какие желания. Только не по поводу тебя, не надейся. И еще. Амикусу передай, что если его рапорт будет таким же, как вчера, закруциачу мерзавца.
- Придурок!
- От дуры слышу. Силенцио. Заткнись, проще говоря.

Я получал огромное удовольствие, подслушивая, как Барти "воспитывает" товарищей-Пожирателей. За те несколько месяцев, проведенных в Логове, парень довольно-таки изменился. Исчезла неуверенность и скованность, взгляд из воровато-затравленного стал живым и сияющим. Потрепанная серая мантия, которая делала его похожим на приютского подкидыша, сменилась простой, но красивой темно-зеленой. Но дело было даже не во внешних изменениях. Мне почему-то казалось, что в Логове он раскрылся душой, стал самим собой, а не чьей-то тенью.
Все-таки изрядно он натерпелся за свои восемнадцать лет. Мне снова вспомнились наши вечера в кабинете, рассказы Барти о детстве и жизни дома: "Отец с малых лет лупил меня боевыми заклятиями"... "за то, что я сбегал из дому, он привязывал меня проволокой к дереву в саду"... "все родственники воспринимали меня лишь как копию отца, причем не самую лучшую"... Внезапно я подумал, а не смогу ли я рассказать ему о своем прошлом, о своих переживаниях? Он поймет, ведь у нас столько общего. Может быть, тогда из моего сердца уйдут эти смутные чувства?
Наверное, так оно и есть. А я уже вообразил невесть что, подумал, что становлюсь похожим на того придурка из Албании. Наверное, мне необходим просто разговор по душам, в конце-концов, сколько же можно мучить себя изо дня в день, только играть роль, быть сильным. Сколько же можно в одиночку переживать каждый приступ боли, каждый кошмар из прошлого, то и дело напоминающий о себе.
Но как же это нелегко! Открыться перед другим человеком казалось мне намного сложнее, чем заниматься темной магией, или убивать, или быть повелителем. Когда мне было пятнадцать лет и я пошел в Хенгелтон, чтобы убить отца, я не чувствовал ни сомнений, ни страха, ни неуверенности в себе. Я был уверен, что мои действия оправданы, что я не могу не поступить именно так. Сейчас же, при простой мысли о том, чтобы пойти на откровенность - пусть даже с человеком, который верен мне, которому я доверяю больше, чем кому-либо! - у меня все внутри дрожало и переворачивалось.
Зачем, ну зачем мы встретились?! Я бы жил спокойно, не ловил бы каждый взгляд этих золотисто-карих глаз, не вслушивался бы в этот спокойный голос, не знал бы этого призрачного чувства понимания, почти родства.
Не знал бы, как внутри все горит от ревности - а что моя злость на Алекто, а потом на Беллу, была именно ревностью, я уже не сомневался.
Зачем, зачем, зачем?!
Когда вечером я засыпал в объятиях Барти, мне было тепло, хорошо и уютно. Сейчас же, наедине с собой, я снова укорял себя за слабость. Напился до потери совести. Наговорил лишнего. Лез с телячьими нежностями, как последний придурок. Как маггл, да, как паршивый маггл - спасибо тебе, папаша, за паскудные гены, была бы возможность - заавадил бы тебя дважды... был бы дементором - ох как зацеловал бы...
Только не думать, с кем мне сейчас хочется поцеловаться. Стыдно перед собой. Неужели Я ВЛЮБИЛСЯ?!
Хватит! Надо делом заниматься, а то опять всякая дрянь в голову полезет. Я привел себя в порядок и аппарировал из комнаты.
Интересно, лечит ли работа от любви?..

URL
2012-03-10 в 21:26 

Тень Шторма
Я мечтаю быть похожей на тебя!
Кавай! Пожиратели просто супер :inlove:

Северус был спокоен, как каменная стена, и трезв как сволочь.
в цитатник.

2012-05-23 в 18:25 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
URL
     

Замок Сабве

главная