20:55 

фанфик по ГП

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Название - Believe! (Поверь в мою любовь...)
Аффтар - temnayaledi ака Эсти
Категория - слэш
Пейринг - Волдеморт/Барти Крауч-младший
Жанр - romance, AU
Рейтинг - PG-13, для начала. В случае необходимости подниму *)))
Сюжет: Их судьбы были похожи - несчастное детство, изучение черной магии, столкновение с жестокостью окружающего мира и поиск своего пути в нем. И потому, когда они встретились, стало ясно, что рок свел их не зря. Конечно, не всё было просто и безоблачно. Сомнения, ревность, нежелание признать, что даже темному магу позволено любить. Мгновения счастья - а потом разлука на долгие годы. Но эта любовь выдержала всё и прошла через все испытания.
Дисклеймер: пейринг навеян лично моим воображением и является для меня в некотором роде one true pairing. Всё прочее принадлежит доброй тете Ро.

Кто любовь потерял - превращается в лёд,
Кто ее отыскал - никогда не умрет...
(Эпидемия, "Всадник из льда")

Глава 1.
Кое-что знакомое...

Примечание аффтара: POV Лорда.

"Да, любовь поразила нас мгновенно. Я знал это в тот же день уже...
Мы разговаривали так, как будто расстались вчера, как будто знали друг друга много лет".
(М.Булгаков, "Мастер и Маргарита")

Когда Рабастан Лестранж сказал мне, что хотел бы попросить у меня разрешения привести на очередное собрание в Змеином Логове новичка, который хочет стать Пожирателем Смерти, я отнесся к известию равнодушно. Желающих хватает. Только подходят не все.
- Кто он? - спросил я.
- Мы учились в Слизерине, только он годом младше. Барти Крауч.
- Случайно не сын судьи?
- Он самый.
- Лестранж, ты что, захотел Круциатус получить? Мало я вас всех после рейдов луплю? Как тебе могло в голову такое прийти - привести в нашу ставку человека из семьи, поколениями придерживающейся политики магглофилов?! Разве ты не помнишь, сколько чистокровных темных магов упек в Азкабан отец твоего приятеля?!
- Повелитель, я отвечаю за этого человека, я готов поклясться чем угодно, что он готов служить нам. Свою семью он покинул, у них с отцом, скажем так, не самые лучшие отношения.
- Ну что же, приводи своего знакомого. Но учти - за его действия ты отвечаешь своей головой. Если что будет не так...
- Всё будет как надо, милорд. Парень талантлив, только вот с семейкой ему не очень повезло.
- Ладно, иди. Скажи ему, чтоб явился завтра вечером.
(А что, неплохо было бы - переманить на свою сторону сына человека, который налево и направо хвастается своей законопослушностью и порядочностью. Показать, что у каждого может появиться скелет в шкафу. Разрушить репутацию чистокровного сторонника Дамблдора, к тому же претендующего на славную карьеру...).

Всё было предсказуемо. Порядок я установил давным-давно. Личная встреча, затем, если повезет - испытательный срок, а если не повезет - необратимое изменение памяти и возвращение домой. После испытательного срока - Черная Метка, и тогда уже новому члену Внутреннего Круга не уйти из посвященных. Разве что через смерть. Но пока никто не ушел. Ведь я достиг невероятного могущества. Меня боялись.
И, отпустив Лестранжа, я вернулся к своим обычным занятиям, и не вспоминал о том разговоре до вечера следующего дня, когда, войдя в гостиную, я увидел стоящего в углу мальчишку в скромной, почти бедной, серой мантии.
- Салазар побери, это что?! Кто такой? Откуда здесь?
- Милорд... Рабастан Лестранж, наверное, говорил вам обо мне. Во всяком случае, он сказал, чтоб я аппарировал сюда этим вечером.
- А-а, припоминаю. Он что-то говорил о своем приятеле. Так это ты.
- Да, милорд.
- Как тебя там...
- Барти Крауч, милорд.
- Сын судьи?
- К сожалению, - при упоминании о его происхождении мальчишка немного дернулся. В его мыслях я прочитал: "Ну вот, опять начинается! Когда же меня перестанут сравнивать с этим ублюдком?! Ненавижу...".
Знакомые чувства, знакомые. Сам ненавидел отца до дрожи, до темноты в глазах.
- Тебе неприятно о нем говорить?
- Я ушел из дому, милорд. Сразу же как только окончил Хогвартс. Уже три месяца живу один.
- Не очень-то у тебя получается.
Он начал теребить и без того потрепанный рукав мантии.
- Я устроился в магазин в Алее Ноктюрн, торговать ядами. Заработка хватает только на еду и одежду. А живу так, где придется, милорд.
- Да ты подойди поближе, чего стоишь в углу. Садись в кресло.
- Слушаюсь, милорд.
- Ну, расскажи, что же ты умеешь.
Последний вопрос я задал просто по привычке. Мальчишка казался мне каким-то жалким, потерянным. "Как из детдома", - промелькнула мысль.
Он начал рассказывать о прочитанном, о тренировках на тайных собраниях Вальпургиевых рыцарей в Хогвартсе и обо всем, чему научился у Люциуса Малфоя, о своих собственных экспериментах с заклятиями и зельями. Сначала говорил неуверенно, запинаясь, но потом, заметив, что я внимательно слушаю, все более воодушевлялся, его уверенность в себе возрастала.
В самом деле, Лестранж был прав. Если за этого человека хорошо взяться, из него выйдет талантливый Пожиратель. Но вот Салазар побери, этот неприкаянный вид, это одиночество в глазах. Что-то смущало меня в этом пареньке, я даже не мог сам себе объяснить, что.
Мои умения в легилименции никогда не подводили меня. Тем более что Крауч не был окклюментом, на его сознании не было мысленного щита, искренность его намерений была несомненна. Он интересовался темной магией, хотел служить мне, и страстно мечтал отомстить отцу.
- Твой патронус? - спросил я.
(Один из самых надежных способов проверки, как подсказывал мне опыт. По патронусу можно многое сказать о человеке).
- Лиса.
- Покажи.
Крауч закрыл глаза и произнес:
- Экспекто Патронум!
Комнату озарил ослепительно-серебристый свет в форме огромной лисицы. Мерлинова борода, я не ожидал от такого слабого на вид паренька такого мощного излучения энергии. Единственное, что мне не понравилось - закрытые глаза.
- Ты не должен закрывать глаза, когда вызываешь Патронус. В бою нужно постоянно следить за обстановкой.
- Я знаю, милорд. Просто... у меня очень мало светлых воспоминаний. Приходится немного... м, мечтать.
- Я принимаю тебя на испытательный срок. Будешь сидеть в штабе и принимать рапорты от моих подчиненных.
- Милорд... а можно, я и ночевать там буду?
- Тебе что, совсем негде жить?
- Ну да. Перебиваюсь. То в гостинице, то у знакомых, то в палатке.
- Годрик с тобой, живи в Логове.
(Все равно на самых важных помещениях стоит защита. Пусть себе живет в кабинете. Кому он там помешает. А все-таки странный какой-то этот парень).
- Можно приступать сегодня?
- Можно. Всё, иди.
Он опустился на колени и поцеловал край моей мантии.
- Спасибо, милорд...
- Иди-иди.

Что меня так насторожило в новом кандидате в Пожиратели, я понял только следующим утром. Мне казалось, будто я знал его давным-давно. Будто через много-много лет я встретил кого-то близкого.
Одиночество. Нищета. Желание пробиться в люди. Ненависть к отцу. Обида на мать, которая назвала его в честь его отца.
Мальчишка был чересчур похож на меня, каким я был в его годы или, может, чуть раньше.

@темы: Барти Крауч-младший, ГП, графомания

URL
Комментарии
2011-11-18 в 20:56 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 2.
Как дома.

Предупреждение: флафф немыслимый!

Мягкое кресло, клетчатый плед,
Ненажатый вовремя курок.
Солнечный день
В ослепительных снах.
(Виктор Цой, "Группа крови")

Когда через несколько дней я решил наведаться в отведенный новичку кабинет и просмотреть рапорты, я сразу заметил, что маленькая, немного ободранная комната, в которой всем было лень наводить порядок, довольно-таки изменилась. Первое, что я уловил, были довольно крепкие чары расширения пространства - Крауч соорудил себе еще пару помещений. Неплохая магия.
Сам же кабинет приобрел вид места, где постоянно кто-то живет. Появился шкаф с запасами еды и кофе, диван, пара уютных кресел в углу. Бумаги на столе были аккуратно разложены по стопкам, а не валялись где попало, как в последние недели, когда мне некого было посадить за штабную работу - по своей сути не тяжелую, но однообразную и муторную.
- Здравствуйте, милорд.
Увидев меня, мальчишка тут же вскочил из-за стола.
- И тебе того же. Ничего, сиди.
- Кофе, повелитель?
- Ну давай.
Он поставил чайник.
- Сейчас, милорд.
Я устроился в кресле и начал просматривать отчеты. Любопытно, Крауч даже трансфигурировал почерка в более-менее удобный шрифт. А я-то, когда шел сюда, уже готовился разбирать каракули Кребба с Гойлом, иероглифы Лестранжей и творчество Долохова (за годы в Логове он так и не избавился от привычки писать отчеты после ночи гулянок в "Кабаньей Голове" и складывать шатающиеся, как пьяный по дороге, буквы в шедевры типа: "пытался допросить труп", "жена трупа тоже ничего не сказала", "на вопрос авроров, кто я такой, ответил - Опохмеляющийся Смертью", "хотел применить к пленному Круциатус, но перепутал все буквы, вышло непонятно что, а что делать с этим результатом трансфигурации, не знаю"). Нормально. Хоть какой-то толк.
Мы пили кофе и курили. Затягиваясь тонкой сигаретой с ментолом, Крауч то и дело воровато оглядывался по сторонам.
- Начал курить еще в школе, да? - почему-то спросил я. - Тайком?
- Привычка... от матери прятался. Ей не нравилось. А если что-то ей не нравилось, она притворялась больной, чуть ли не умирающей. Противно, в общем.
- Ты видишься с ней?
- Нет, милорд. Когда мои отношения с отцом вконец испортились, она стала на его сторону. Сказала, что я слишком много о себе возомнил, что мне надо быть более скромным и послушным. Впрочем, она всегда читала мне эти нотации. Ну я и того... наговорил ей Годрик знает чего, хлопнул дверью, сказал, что с меня хватит. И смотался.
Знакомая история. Подобные акафисты и обещания умереть от недостатка уважения и любви я часто слышал в приюте от миссис Коул. Согласен, противная вещь.
- Правильно сделал, - сказал я. - Налей мне еще кофе.
Вот забавная штука. Почему-то мне совсем не хотелось уходить из кабинета. И, просмотрев отчеты, я притянул к себе Манящими Чарами с полки новый выпуск "Ежедневного Пророка". Крауч выбросил окурок в форточку и снова сел за пергаменты.

В следующие дни всё повторялось в том же духе: рапорты, короткие разговоры о каких-то мелочах, кофе, сигареты... Меня вечно тянуло в кабинет, где обитал мальчишка. Впервые за много лет после Хогвартса у меня появился уголок, где мне было легко и уютно, где я мог почувствовать себя свободным от тяжелых мыслей. Это было приятно, но в то же время я боялся этого ощущения. Когда я закончил школу, я спрятал все светлые чувства глубоко-глубоко в душе, а уж что сделал с самой душой... Чтобы быть сильным и могущественным, я подавил в себе все чувства. А теперь с удивлением понял, что они пробуждаются во мне. И от этого становилось не по себе.

Как-то во время очередного рейда мы с Пожирателями нарвались на отряд членов Ордена Феникса во главе с Дамблдором. Мне удалось заставить их отступить, но дуэль со стариком Альбусом меня всё же вымотала. Конечно, я довольно серьезно ранил треклятого любителя лезть куда не просят... Не скоро ему захочется вновь стать у меня на пути. Но десяток отрикошетивших Круциатусов подряд и пара боевых заклятий на закуску - не шутка даже для Темного Лорда. Если бы не хоркруксы, сдох бы, как последнее животное. Мать моя ведьма! Мне было до одури больно, даже победа не радовала. Я аппарировал с места битвы в Логово. Перед глазами плыл какой-то кровавый туман... Еле-еле различая, в какую комнату я попал, я дополз до дивана, не раздеваясь и не снимая сапог, свалился и заснул.

Вдруг я услышал чьи-то шаги. Но кто это пришел, меня не интересовало. Понятное дело, я попал в чью-то чужую спальню. Но какая разница? Ищи, Пожиратель дорогой, другое место для отдыха. А повелитель уставший.
Кто-то осторожно, с помощью раздевающего заклинания, снял с меня тяжелые ботинки, расстегнул мантию... Кто-то укрыл меня одеялом, точнее укутал, как маленького ребенка. Прикосновение чьей-то прохладной ладони к моему лбу. Хорошо... На минуту я почувствовал себя малышом, - но не рано повзрослевшим детдомовским зверенышем, а просто ребенком, у которого есть заботливые родные. Которому кто-то поправляет одеяло. Которого кто-то целует на ночь. И я снова провалился в полудрему.
Мне снилось теплое море, плескающееся у моих ног, и синее-синее небо над головой, и ярко-желтый, нагретый солнцем песок. Я гулял по пляжу, подбирал ракушки, вдыхал солоноватый, пахнущий водорослями воздух. А мне-то казалось, что я уже давно забыл тот день из далекого-далекого прошлого. Давно уже мне не снились такие приятные сны.

- Повелитель...
- Убирайся к дементорам!
- Милорд...
- Я спать хочу, у меня всё тело ноет, и вообще, решайте вы там свои дурацкие проблемы сами, акромантула вам всем в кровать!
- Милорд, я вам исцеляющего зелья принес.
Я открыл глаза и увидел, что лежу в "штабе", а надо мной склоняется Крауч, держа в руках какой-то пузырек. Да, зелье не помешало бы. Но обезбаливающее зелье горчит так, что аж челюсть сводит. А в исполнении Северуса - тем более. Это соображение не вызывало у меня никакого энтузиазма.
- Снейп варил?
- Да, милорд.
- Вылей эту гадость. Достало всё.
- Ну, не совсем оно и гадость, милорд. Я немного подправил.
- Ладно, давай.
Горечь еле чувствовалась. Стряпня Северуса казалась довольно терпимой.
- Что ты сделал с этой бурдой?
- Да так, смешал с медом и сиропом. Чтоб вкуснее было.
Боль начала потихоньку отступать. И мне стало немного смешно. Я, Темный Лорд и гроза всего магического мира, валяюсь в не пойми какой дыре, и пацан, без году неделя как окончивший Хогвартс и пришедший ко мне на службу, няньчится со мной, как с маленьким. Абсурд.
Я немного приподнялся на подушках.
- Крауч, ты что, совсем меня не боишься?
- Нет, милорд.
- Разве ты не понимаешь, что я навожу страх на весь волшебный мир?
- Понимаю, милорд.
- Ты знаешь, у меня же характер сложный. Я же и непрощенкой могу влепить, если что не так.
- Да, милорд.
- И?..
- Я не боюсь.
- Знаешь, Крауч, мне кажется, что ты псих. Еще никто не вел себя со мной вот так.
Он ничего не сказал, только улыбнулся. Меня это немного разозлило.
- На следующий рейд пойдешь вместе со всеми. Надо тебя потихоньку к делу привлекать. И еще. Будешь изучать окклюменцию и легилименцию. У Беллатрикс.
- Как скажете, милорд.
"Ты у меня еще попляшешь, дорогой. Не бояться - меня?! Василиск тебя заешь. Думал, всё будет сахарно-шоколадно? Лепреконское золото тебе, а не шоколад!".

URL
2011-11-18 в 20:57 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 3.
Противостояние.

Не тайны и не печали,
Не мудрой воли судьбы -
Эти встречи всегда оставляли
Впечатленье борьбы.
(Анна Ахматова)

Я знал, на что я его толкаю, отправляя учиться окклюменции у Беллатрикс Лестранж. Белла не щадила никого - ни своих, ни чужих. Помню, когда я учил ее и несколько раз позволил ей входить в мои мысли (естественно, перед занятием убрав в Омут Памяти самые сокровенные свои воспоминания), она проникала в сознание резко, жестко, не щадя ни своих сил, ни моих. Я видел, как на допросах пленных она ломала души людей, будто это были спички. Словом, в окклюменции она была почти равна мне, и я не сомневался, что Крауча она порвет в полете, как собака газету. Почему-то мне страшно хотелось причинить этому мальчишке боль, заставить его страдать. Наверное, из-за того, что он единственный из всех моих подчиненных не лебезил передо мной, не ползал на коленях, не показывал страха перед моим могуществом. И еще меня выводила из себя его беззаботная полудетская улыбка, - она придавала ему такой вид, будто он знает обо мне что-то сокровенное, то, что я не хочу открывать никому.
Конечно, это было глупо - так думать. Что мог знать обо мне восемнадцатилетний парень? Слишком велика была между нами разница в возрасте, жизненном опыте, статусе. Но ощущение того, что он понимает мой внутренний мир, не отпускало меня.
И я мысленно повторял: "Ты у меня еще попляшешь...".

Неделю я не появлялся в штабе, выжидая, чем закончится придуманное мной испытание. Когда же пришел - увидел, что Крауч довольно-таки изменился. Побледнел. Исхудал. Под глазами залегли фиолетово-черные тени. Да, Белла хорошо его потрепала.
- Ну что? Учишься?
- Беллатрикс в своем репертуаре. Со школы она ничуть не изменилась.
Да, выдержка у парня то что надо. Так спокойно говорить - и это после общения с Беллой!
- В смысле?
- Разве она никогда вам не рассказывала, милорд, как ей удалось получить высшую оценку на СОВ по Прорицаниям?
- Нет.
- Довела комиссию до нервного срыва! Заклинаниями собственного сочинения. Все были в шоке, но поскольку никто ни с чем подобным раньше не сталкивался, ей даже отработку не смогли припаять. Так что я уже ничему не удивляюсь.
- М? И как успехи в легилименции?
- Да неплохо, милорд. Кстати, о рейде можете не волноваться. Я готов к завтрашнему дню показать все свои умения.
- Мать твоя ведьма! Невербалкой, по поверхности сознания! Дальше я тебя все равно бы не пустил, но попытка ловкая. С аврорами, во всяком случае, сойдет.
- Старался, милорд.
- Перестань дергать рукав мантии, вон уже на обоих рукавах бахрома. Одежка у тебя и так не ахти. Такое впечатление, будто ты из маггловского детдома к нам пришел.
- Милорд, откуда вам знать о маггловских приютах?
Вот так. В тихом омуте черти водятся. Но такая наблюдательность очень даже хороша, в деле пригодится. Задатки к вытягиванию информации у парня есть. Главное, самому бы мне не наболтать лишнего.
- В Хоге на маггловедении рассказывали. А вообще-то, заткнись и налей мне чаю. И ты правильно угадал, завтра идешь на рейд.
- Знаю, давно пора.
Он умостился на широком подоконнике и закурил. Ну и спокойствие! Это что, такая железная выдержка у человека? Или он просто не знает, что его ждет?
- Пойдешь с Беллой, Рудольфусом и Рабастаном. А я наведаюсь, посмотрю, как ты работаешь.
- Да, милорд.
Вдруг в комнату впозла Нагини. Бедное животное, в последнее время я был настолько занят, что уделял ей совсем мало внимания.
*Ползи ко мне, моя лапушка*, - прошипел я.
Змея приблизилась к креслу и свернулась у моих ног.
- Какая хорошенькая!
Нет, у парня явно с головой не в порядке. Все, кто видели мою змею в первый раз, реагировали на нее по-разному - криком, дрожью отвращения, попыткой сбежать - но не таким идиотским детсадовским восторгом.
- Одного укуса этой, как ты говоришь, "хорошенькой", хватит для того, чтобы отправить человека на тот свет. Никакого противоядия и никаких шансов. К тому же она повинуется только мне.
- Ну, вы же и не натравите ее на меня или на кого-то из наших.
- А если?
- Милорд, вы только притворяетесь, что ненавидите всех нас.
- Да ну? Крауч, ты что, хочешь сказать, что я белый и пушистый?
- Вы особенный. Вы лучше всех. У меня просто нет слов, чтобы сказать...
- Значит так, дорогой, - сказал я как можно строже. - Прекрати все эти розовые сопли и слюни. Ты Пожиратель Смерти, а не восторженная барышня-грязнокровка. Жестче надо быть!
- Как скажете, милорд.
- Лучше расскажи, как это ты с таким высокопоставленным и богатым отцом распрощался. Насколько я знаю, твой род всегда поддерживал магглофилов вроде Фаджа и Дамблдора.
- Обыкновенно, - Крауч повертел в пальцах новую сигарету; когда он взялся ее зажигать, его руки немного подрагивали. - Сразу же после выпускного заявил, что ухожу, что не хочу больше жить в этом чокнутом доме и не буду. Мать, конечно, начала рыдать, сказала, что я слишком много возомнил о себе, что я считаю себя особенным, а так нельзя.
- А ты считаешь себя особенным, м?
Он глубоко затянулся, стряхнул пепел с сигареты, и ответил:
- Не знаю, милорд. Тогда мне хотелось одного - убраться от них обоих куда подальше. Конечно, хорошего в том разговоре было мало, я сорвался, накричал на них обоих, мол, я и в Азкабане соглашусь жить, лишь бы не здесь. Отец с малых лет воспитывал меня Круциатусами, если это можно назвать воспитанием. Боевыми заклятиями в меня швырялся. Знаете, повелитель, сколько раз я из дому убегал?
- Ну?
- Каждые летние каникулы. Меня ловили - а я все равно убегал. Били - и все равно, что ни лето, я пытался сбежать.
А оказывается, у нас есть кое-что общее. Я много раз убегал из приюта. Меня тоже избивали так, что если бы я был магглом - умер бы в сопливом возрасте. Тоже унижали, говорили, что я ничего в этой жизни не добьюсь. До того времени, как во мне проснулись магические способности, я успел натерпеться такого, что мороз шел по коже.
- Куда же ты убегал? К родственникам?
- Какое там! Всем родственникам мой отец казался чуть ли не идеальным. Они говорили, что я должен за честь считать то, что назван в честь него, и должен во всем быть таким же, как он. Я пытался рассказать бабушке с дедушкой, как он со мной обращается - они не поверили. Вот я и шатался где попало. Всю Англию объездил, милорд. Этим... как его магглы называют, автостопом.
- Как это?
- Стоял на дороге и ждал, что какая-нибудь машина подберет. Врал водителям, что потерял деньги, а надо срочно добраться к родным. Магглы верили. Я и пользовался этим.
- Нормально.
Я наклонился, чтобы погладить Нагини. Салазар побери, с этим мальчишкой я будто и сам подростком становлюсь. Сколько всего нужно сделать, а я сижу и болтаю непонятно о чем. Пора завязывать.
- Повелитель...
- Ну, чего тебе?
- Я вам всё рассказываю о своем прошлом, а вы мне ничего...
- Крауч, не наглей! Чем меньше знаешь, тем дольше живешь.
- Простите, милорд.
- До завтра. Получишь ли ты метку или нет - зависит только от тебя.
- Я сделаю всё, что вы захотите, повелитель.
- Если ты окажешься недостойным этой чести, тебя ничего не спасет.
- Знаю, повелитель. Я вас не разочарую. Честно...
- Не говори "заавадил", пока труп не увидишь. И убери в кабинете! Если ты здесь живешь, это еще не значит, что ты можешь всюду разбрасывать эти дурацкие выпуски "Придиры", журналы по квиддичу и прочую дребедень.
- Хорошо, повелитель.

Уходил я в каком-то смятении чувств. И какого Салазара я начал ругать этого молокососа из-за мелочей, на которые мне, по большому счету, было плевать? Пусть бы и дальше ходил, как подкидыш, и разводил в комнате бардак, всё равно особого порядка в Логове не было никогда. Все эти глупости были только поводом. А чего я на самом деле ждал от мальчишки и от себя - я понять не мог. Вот это меня и бесило больше всего.

URL
2011-11-18 в 20:57 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 4.
Переступить порог.

Ты вне закона - выдь из окна,
Преступленье - любви цена,
Так переступи, переступи порог.
(Мельница, "Прялка")

Скрывшись под заклятием невидимости, я наблюдал за тем, как Белла, Рудольфус, Рабастан и Барти сражались с аврорами. И испытывал гордость за то, как хорошо мои самые верные Пожиратели усвоили всё, чему я их учил. Четкие, ловкие движения. Прочная защита. Хладнокровие, с которым они швыряли во врагов боевые заклятия и отбивали их нападение. С такими людьми я очень скоро стану повелителем Британии.
Мальчишка же вел себя в немного иной манере. Он действовал резко, порывисто, было видно, что он вкладывает много энергии в каждое действие. Авроров было шестеро против четверых моих людей, и Крауч ввязался в поединок сразу с двумя противниками. Как Беллатрикс. Но Белла поступала так не в первый раз. А этот... малолетка, он же и Круциатус-то еще ни разу не применял. Только это не помешало ему лезть в самое пекло.
Мне стало интересно, долго ли это продлится. В бою эмоции ни к чему хорошему не приводят. Равнодушие - вот основа всего. Неужели в Хогвартсе, на тайных собраниях Вальпургиевых Рыцарей, Малфой ни разу об этом не напоминал? Похоже, даже если напоминал, мальчишка вряд ли помнил.
- Серпенсортия! Сектумсемпра! Круцио!
Первый Круциатус сорвался. Следовало ожидать.
- Идиот! Кто так делает! Ты должен сосредоточиться и испытать удовольствие от того, что причиняешь боль! - крикнула Белла.
- Круцио! - закричал парень, чуть зажмурившись.
Ну сколько можно повторять, что так не делают?! Смотреть же надо, что ты делаешь и что в тебя летит... Однако аврор, в которого все-таки попал Круциатус, в ту же минуту упал на землю, скорчившись и завопив от боли. Это уже более-менее.
- Круцио!
Еще один.
Белла уже запустила Авадой в одного своего противника, второй увернулся и бросил в нее Сектумсемпру, но она отбила нападение. Рудольфус и Рабастан измотали авроров, с которыми сражались, и уже готовы были нанести последний удар, как вдруг мракоборческий отряд получил подкрепление. Еще шестеро. Салазар побери, с такой расстановкой сил надо что-то делать. Одиннадцать авроров, пусть даже пять серьезно ранены и уже почти без сил - против трех Пожирателей и одного новичка, способного, но все же чересчур порывистого. Необходимо помочь.
Я снял заклятие невидимости и ввязался в бой. Один против троих. Ничего. Бывали случаи и посерьезнее. Продержимся.
- Авада Кедавра!
Тааак, наш новичок уже убил одного мракоборца. Точный удар, прямо в сердце. Но Мерлинова борода, видно, что это первое убийство. Лицо парня побледнело, и было явно видно, что его колотит дрожь. Но надо признать, сдаваться он не собирался.
Схватка продолжалась. Мы уже начинали оттеснять авроров. Один из них был невероятно истрепан в бою, у него даже не было чем сражаться, потому что Рабастан сломал его волшебную палочку. Однако это не умерило боевой пыл светлого.
- Я и так тебя убью к дементоровой матери! - закричал он и швырнул в меня обыкновенным кинжалом.
Но кинжал попал не в меня. С быстротой молнии Крауч бросился вперед, заслонив меня собой.
"Придурок, что он делает, я же все равно не могу умереть, тем более от такой мелочи", - подумал я.
Лезвие вонзилось мальчишке в плечо. Что-то неразборчиво прохрипев, он упал к моим ногам.
Я нацелил палочку на аврора.
- Авада Кедавра!
* * *
Оставшиеся в живых авроры подобрали своих погибших товарищей и аппарировали. Я склонился к лежащему у моих ног парню. С его искусанных до крови губ срывалось хриплое дыхание.
- Можешь подняться?
Он с усилием пошевелился, схватил меня за руку.
- Постараюсь... повелитель...
Дернулся раз, другой... Но подняться не мог.
- Милорд... милорд... - и неразборчивый шепот.
Я подхватил его, прижал к себе. Он крепко вцепился в мою мантию.
- Логово, аппарейт.
Мы все вернулись в резиденцию. Я приказал Белле позвать Снейпа, а сам потащил мальчишку в кабинет, Аллохоморой открыл его наколдованную заклятием расширения пространства комнатку и осторожно уложил его на кровать.
Смешной... жизнь мне спасал... что ж, такая преданность достойна метки. Выздоровеет - так ему и скажу.
- Повелитель... не оставляйте меня, пожалуйста...
- Глупости, Крауч. Рана пустяковая. Сейчас прийдет Снейп, он тебя вылечит.
- Знаю... милорд... я не разочаровал вас?..
- Конечно, нет. Всё в порядке. Заткнись и лежи тихо, - резко бросил я. Но тут же мне стало как-то неприятно из-за своей грубости. Все-таки откуда Краучу знать, что у меня крестражи. Я же этого вообще никому не говорил. Неудивительно, что мальчишка боялся, что меня убьют. И предпочел сам подставиться под удар. А это не мелочи. И я добавил более спокойно: - Ты молодец. Ты очень храбро поступил.
- Вы звали меня, повелитель? - в комнату вошел Снейп.
- Да. Вот сдаю тебе это чудо в перьях, лечи.
Снейп посмотрел на Крауча с легким презрением.
- Что, первый рейд? За спиной, как всегда, не следил. Сколько раз было сказано, не витай в облаках.
- Ну-у...
- Не поучай малолетку, ему и так сегодня досталось, - оборвал я ехидное бормотание Снейпа. - Меня полез спасать. Так что молчи и давай, ставь нашего недо-Пожирателя на ноги. Он мне еще понадобится.

Я оставил их, очищающим заклятием убрал с себя пыль и кровь от боя, маскировочными чарами на время изменил свою внешность и отправился в публичный дом в Аллее Ноктюрн. Толстая ведьма в крикливо-роскошной мантии улыбнулась мне подобострастной улыбкой:
- Кого желает господин? Женщину? Мальчика?
Я швырнул ей кошелек с галеонами.
- Конечно, женщину, дура. Я что, похож на извращенца? Вейлу хочу. И побыстрее.
- Сейчас проведу вас, господин.
Она привела меня в маленькую комнатку, большую часть которой занимала широкая кровать. На кровати сидела красавица с пепельно-серебристыми локонами.
- Раймонда, я привела к тебе клиента, - сказала хозяйка и ушла.
- Привеет, красавчик! - пропела вейла. - Как велишь тебя называть?
- Том.
- Иди ко мне, Томми. Ты такоооой привлекаательный...
Плюхнувшись на кровать, я закрыл глаза и отдался ловким, умелым прикосновениям нежных рук Раймонды. Да, хороший секс после рейда никогда не помешает. И мысли глупые отгоняет, как надо.
Раймонда ласкала меня, притворно постанывая. Впрочем, какая разница... притворяться - ее работа.

URL
2012-03-10 в 20:53 

Тень Шторма
Я мечтаю быть похожей на тебя!
Вау... Здорово.
Пусть и флафф, и ООС, но мне нравится. Мило. :vo: Люблю таких Пожирателей и Лорда.

2012-05-23 в 18:25 

Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Тень Шторма, спасибо!)

URL
2014-09-17 в 22:36 

Прекрасная работа)
А продолжение где-то есть??

URL
   

Замок Сабве

главная