Graf_Sabve
без дела посижу - поменьше нагрешу (с) Интерны
Глава 5


Глава 5.
Незнакомцы из разных миров.

Примечание аффтара: здесь на одну главу POV Барти.

Кто мы?..
Незнакомцы из разных миров…
Или может быть мы –
случайные жертвы стихийных порывов?
Знаешь, как это сложно – нажать на курок.
Этот мир так хорош за секунду до взрыва…
(Флёр, Русская рулетка).

Кто создал любовь? Я не знаю. Но наверное, этот неведомый маг был очень, очень жесток. Ни в каком страшном сне я не мог представить себе, что все сплетется в такой клубок порочных страстей, клубок боли и страданий.
Когда я в первый раз переступил порог гостиной в Малфой-Меноре и в первый раз увидел моего Повелителя, я шагнул на извилистую и тернистую дорогу. Но тогда я думал, что от этого становится хуже только мне. Как же я ошибался!
Я уже забыл, сколько людей погибли от моих рук. Только временами в кошмарных снах видел зеленые вспышки Авады и падающие тела, видел остекленевшие глаза, из которых навеки ушла жизнь. Во время заточения в Азкабане я постоянно вспоминал авроров, истерзанных пыточными заклятиями – дементоры хорошо постарались, чтоб эти сцены в подвале каждый день стояли у меня перед глазами. Вспоминал – и не жалел о совершенном, потому что был уверен в своей правоте, в том, что любовь оправдывает каждый мой грех.
План Лорда насчет Турнира Трех Волшебников и того, как заманить Гарри в ловушку, я принял беспрекословно. Всё казалось проще простого. Довести наивного, ничего не подозревающего подростка до заранее назначенной цели. Погубить еще одну жизнь… А разве для меня это впервые?
Но вот той ночи в заброшенной лаборатории я не предвидел, да и как я мог предвидеть, что Гарри увидит меня в моем настоящем облике и полюбит меня так же страстно и отчаянно, как много лет назад я сам полюбил Темного Лорда… История повторялась, но на сей раз будто в кривом зеркале, и теперь я сам был причиной страданий другого человека.
Теперь я понял, что говорил мне когда-то Волдеморт о развращающей силе восхищения юного и неопытного поклонника. Где-то в глубине души я получал удовольствие, чувствуя себя более взрослым, более опытным, хозяином положения. Чувствуя себя любимым и желанным.
И вместе с этим приходило ощущение, что мы с Гарри живем в разных мирах. Ему удалось сохранить детскую порывистость и искренность. Я же научился лгать и притворяться раньше, чем ходить и говорить – настолько сильно было давление отца и моя ненависть в ответ на постоянные издевательства. Гарри легко сходился с людьми. Для меня открыть кому-либо свою душу было почти невозможно, я привык всё скрывать и всё переживать в себе. Он еще верил, что всё будет хорошо, что в итоге добро победит, что всё можно исправить. А я не верил ни во что, кроме своего Повелителя – своего божества.
Какие же мы разные! Но мы похожи – в том, что оба узнали, как обжигает сердце неразделенная любовь.

Я согласился на эти встречи – ради того, чтобы Гарри поверил мне, пошел по пути, который был для него предназначен. В нашу ночь в Выручай-Комнате, когда мальчишка уже засыпал в моих объятиях, я вспомнил начало моей связи с Темным Лордом. Новогодний вечер. Признание повелителя в том, что он разгадал мою тайну. И его слова: «Если ты так мечтаешь об этом, я могу подарить тебе одну ночь. Но не обижайся, если это будет не то, на что ты рассчитываешь». Всё повторяется… Только теперь я был тем, кого умоляют о любви, и я сказал: «Раз ты так хочешь, мы будем вместе. Но всего один раз».
Таковы странности любви – с годами ты все больше становишься похожим на того, кого любишь.

Вскоре после той ночи я вновь нашел возможность покинуть Хогвартс и аппарировать к повелителю.
- Ну что у тебя, Крауч? – спросил Волдеморт.
- Первое испытание прошло как надо, милорд. Но… случилось то, чего мы с вами не предвидели.
- Проблемы? Так какого дементора ты мотаешься сюда?! Придурок, ты что, хочешь, чтобы в один день тебя поймали на горячем? Обратно в Азкабан захотелось? Какая гоблинская мамаша тебя рожала и роняла…
- Нет, милорд, это не то чтобы проблемы… просто… в общем, Гарри влюбился в меня.
- Налей мне змеиного молока. Мерлин, скорей бы все это закончилось, уже не могу дождаться, чтобы обрести нормальное тело… Нет, это просто какое-то отделение Святого Мунго. Ты сохнешь по мне, а Поттер, оказывается, по тебе страдает. Какой-то дешевый маггловский роман выходит, Салазар побери.
- Повелитель, я… я провел ночь с мальчишкой. Не знаю, что на меня нашло тогда.
Я ждал очередного Круциатуса… но, к моему удивлению, Волдеморт спокойно отреагировал на мои слова.
- Ну и как это отразилось на деле? – спросил он.
- Гарри готов делать всё, что я скажу. Он подчиняется моей воле.
- Так это же хорошо. Цель оправдывает средства. Если постелью ты привяжешь его к себе и это поможет нам привести его на кладбище, это же замечательно.
- И вы не ревнуете, повелитель?
- Барти, не задавай глупых вопросов. Между нами всё будет по-прежнему. Пока что ты мне необходим. А что будет дальше… никто не знает.
- Повелитель, я люблю вас. И никто больше мне не нужен.
- Я знаю, Барти.
Держа на руках его, такого беспомощного, беззащитного, я думал: вот в очередной раз я вернусь в Хогвартс, чтоб совершать новые и новые проступки во имя своей безответной любви. Буду страдать сам и заставлять страдать других.
Близость чего-то страшного ощущалась как никогда резко.

И дело было не в том, что чуть позже Гарри узнал, что я Пожиратель Смерти – это открытие заставило его злиться, ревновать, причинять мне боль, но от любви не избавило. Хуже всего было то, что ни один из всех нас, вовлеченных в эту историю, не мог контролировать свои чувства. Как будто нас затягивало в какой-то водоворот…

@темы: графомания, ГП, Барти Крауч-младший